Головна > Новини > Правоохранители потеснятся: новый следственный орган начинает работу

Правоохранители потеснятся: новый следственный орган начинает работу

Вторник, 27 ноября определено днем начала работы Государственного бюро расследований. Новая правоохранительная структура должна полностью взять на себя функции досудебного расследования уголовных правонарушений, совершенных должностными лицами, которые, согласно ч. 1 ст. 9 Закона «О государственной службе», занимают особо ответственное положение в стране. Кроме того, к подследственности ГБР отнесены судьи, работники правоохранительных органов, служебные лица НАБУ, руководитель и прокуроры САП, а также лица, совершившие военные преступления.

Генеральная прокуратура, которая согласно Заключительным и переходным положениям Закона «О Государственном бюро расследований» с ноября 2017 года теоретически лишалась следственных функций и права открывать новые производства, подследственные Бюро, теперь лишается следствия окончательно. С 28 ноября все уголовные производства, которые открываются по подследственности ГБР, должны регистрироваться исключительно следователями Государственного бюро расследований.

Год не прошел зря

После утверждения Президентским Указом 22 ноября 2017 года на должности директора ГБР Романа Трубы, и первого приказа директора о назначении на должности первого заместителя Ольги Варченко и заместителя — Александра Буряка, руководство активно приступило к фактическому созданию нового правоохранительного органа.

Первым заданием было незамедлительная разработка и утверждение в Кабинете Министров основных внутренних регламентирующих документов. К этому процессу подключались Министерство юстиции и международные эксперты, в т. ч. из Совета Европы. С этим заданием справились: за 3 месяца удалось составить и «узаконить» организационную структуру ведомства, его штатное расписание, полномочия директора и распределение обязанностей между заместителями.

Весной были объявлены конкурсы на заполнение должностей руководителей «среднего» звена, т.е. начальников территориальных управлений и управлений в центральном аппарате, а также следователей и госслужащих, осуществляющих внутреннее обеспечение работы Бюро.

К сегодняшнему дню конкурсы на почти половину должностей предполагаемого штата ГБР в 1500 человек закончены. Роман Труба сообщил, что 27 ноября состоится торжественное назначение 295 следователей ГБР, а также их присяга. Среди следователей 102 человека будут работать в центральном аппарате и 193 человека наполнят следственные подразделения территориальных управлений ГБР.

К достижениям руководства ДБР непременно следует отнести и попытку обеспечения прозрачности деятельности Бюро. При ГБР сформирован Совет общественного контроля. Хотя некоторые, не вошедшие в него общественные активисты, назвали «карманным» и неэффективным этот орган.

Вышеперечисленное и, пожалуй, стабильное финансирование ГБР со стороны госбюджета, в частности, смета Бюро на текущий год предусматривает выделение из госбюджета средств на его содержание в сумме 651 567 300 грн., – это все, чего удалось добиться.

Традиционный дефицит политической воли

К началу своей деятельности ГБР подходит, как это обычно бывает в нашей стране, с букетом не решенных проблем и вопросов.

Парламент, например, продолжает с опаской относиться к формированию очередного следственного органа и не спешит поддерживать законодательные инициативы по совершенствованию его работы.

Как известно, Роман Труба указывал, что существует коллизия между ст. 5 Закона Украины «О Государственном бюро расследований» и п. 1 ч. 4 ст. 216 Уголовного процессуального кодекса.

В частности, в ст.5 Закона о ГБР говорится, что зона ответственности Бюро – «преступления, совершенные должностными лицами, которые занимают особо ответственное положение согласно части первой статьи 9 Закона Украины «О государственной службе», лицами, должности которых отнесены к первой-третьей категории должностей государственной службы».

В связи с этим, директор ГБР указывал на необходимость дополнить ч.4 ст.216 УПК, регламентирующей подследственность ГБР, такими субъектами, как председатели и заместители председателей местных государственных администраций, председатели, заместители и члены Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции, Квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров, Высшего совета правосудия, Высшей квалификационной комиссии судей Украины, а также судьями Конституционного суда.

И это еще по минимуму, потому что, по мнению главы Научно-консультативного совета при ГБР, доктора юридических наук Николая Хавронюка, проблема стоит гораздо шире, чем приведенный перечень лиц, поскольку ст. 5 Закона «О Государственном бюро расследований» называет служебных лиц, статус большинства которых не определен действующим законодательством.

Однако парламентариям так и не удалось решить данный вопрос, хотя в Верховную Раду было подано три соответствующих законопроекта.

Руководству ГБР не удалось добиться включения в профильный закон оперативных подразделений, которые по небрежности законодателя остались за рамками законодательства.

Без скандалов не обошелся и сам отбор кандидатов на «легитимные» должности. Особенно много шума наделал отказ Романа Трубы назначить 27 руководителей среднего звена, отобранных внешней конкурсной комиссией, независимой от директора ГБР. Ему показалось подозрительным то, что по решению членов комиссии были уничтожены результаты исследования отобранных кандидатов на полиграфе, с которыми не сочли необходимым ознакомить директора Бюро.

Много вопросов вызывают также условия работы будущих следователей. Выделенные Бюро помещения в зданиях бывших институтов или комбинатов печати, в силу разных причин, так и не приведены в соответствие с требованиями следственной работы. Они годятся только как временное пристанище.

И самое главное, учитывая широкую подследственность Бюро и, в то же время, наличие только 7 территориальных управлений, в отличие от Генпрокуратуры, которая представлена в каждой области, у экспертов вызывает сомнение достаточность ресурсов, чтобы обеспечить эффективность расследования достаточно большого объема дел, который вот-вот обрушится на следователей. Им, например, придется выезжать на каждое ДТП, участником которого является правоохранитель, судья или военный.

Вскрытие покажет

Достойно уважения желание директора ГБР перевести теоретические рассуждения и боязни на испытание в практической плоскости. Открытие и расследование первых производств быстрее и нагляднее проявят все положительные или отрицательные стороны в организации работы Бюро, чем кабинетные рассуждения.

Решимость директора, очевидно, передается и окружению, даже оппонентам.

Неоднократно обвинявший Романа Трубу в пособничестве власти, член одной из внутренних конкурсных комиссий ГБР, общественный активист Александр Леменов, вдруг заявил, что представители общественного сектора решили объединить усилия ради оперативного и функционального запуска Бюро. Общественники собираются не только проводить свою обычную работу по мониторингу кандидатов и процессов конкурсного отбора сотрудников ГБР, но также собираются наблюдать за отбором прокуроров, которые будут осуществлять процессуальное руководство в уголовных производствах Бюро. Они считают, что эти два процесса прямо связаны, если общество хочет получить полноценные расследования сотрудниками этого органа правопорядка.

Коментар Дениса Монастирського, члена зовнішньої конкурсної комісії з відбору на посади в ДБР:

Фактично, 27 листопада визначено як дата, коли має відбутися запуск ДБР. В даному випадку це означає, що з 00 годин 00 хвилин 28 листопада всі кримінальні провадження, які відкриваються за підслідністю ДБР, мають реєструватися виключно слідчими Державного бюро розслідувань.

До цього часу не тільки мають бути призначені самі слідчі центрального апарату та територіальних управлінь, але їм мають обладнати робочі місця, надати доступ до Єдиного реєстру досудових розслідувань, і забезпечити можливість негайного виїзду на місце злочину.

У ДБР, нагадаю, досить широка підслідність, на відміну від НАБУ. У тих на початку були одиниці проваджень, а ДБР доведеться відразу по всій Україні розпочати вал проваджень, пов’язаних, зокрема, з військовими злочинами, як на Сході, так і на полігонах, де перебувають військовослужбовці. Крім того, доведеться розслідувати злочини, які вчиняють правоохоронці, окрім тих, які мають корупційну складову. На практиці це, можна сказати, банальне ДТП за участю правоохоронців. З острахом на початок роботи ДБР очікують топ-чиновники, народні депутати, колишні президенти.

Мене турбує доля близько 10 тисяч проваджень, які сьогодні ще розслідує прокуратура. Протягом двох років вони мають бути передані Бюро, проте тут є різні тлумачення норм Конституції України, які говорять про те, що з моменту початку функціонування нового правоохоронного органу, прокуратура відразу втрачає функції слідства. Головне, щоб не були втрачені ці провадження, серед яких, до речі, і справи Майдану.

ДБР до початку своєї діяльності підходить із щойно призначеними слідчими, і при повній відсутності оперативних підрозділів. Це відбулося за певної помилки законодавця під час прийняття профільного закону в 2015 році. На жаль, протягом трьох років ця помилка так і не була виправлена, хоча у Верховну Раду подано три законопроекти щодо вирішення даної проблеми.

Питання певним чином могли б залагодити підрозділи внутрішнього контролю, які згідно Закону «Про оперативно-розшукову діяльність» також наділені оперативними повноваженнями. Але ці підрозділи не сформовані. Тут можна висловити певний жаль, адже до сьогодні зовнішня комісія, яка відповідає за набір і призначення усіх працівників підрозділів внутрішнього контролю, так і не отримала від керівництва ДБР кваліфікаційних вимог до вказаних посад, щоб можна було оголосити конкурс.

Маю тверде переконання, що початок роботи ДБР без управлінь внутрішнього контролю, як в центрі, так і на місцях, відразу наражатиме цей орган на серйозні корупційні ризики.

Завданням номер один для ДБР сьогодні постає створення елементарних умов для слідчих. Під умовами банально мається на увазі робочі місця. Адже, наскільки відомо, приміщення, надані Бюро в регіонах, не відремонтовані, не мають належних для роботи умов, вже не кажучи про наявність комп’ютерів та іншої техніки. Не впевнений, що керівництву ДБР вдасться вирішити усі ці проблеми за найближчі дні.

Втім, хочу наголосити, що запуск нового правоохоронного органу – це не тільки урочисте перерізання стрічки, а початок нового системного розподілу сил всередині усієї правоохоронної системи.

Тому, в будь-якому разі, незважаючи на перші нелегкі для ДБР місяці, початок роботи цього органу, однозначно, буде знаменним днем, адже чимало спеціалістів, експертів, науковців і практиків багато років докладали своїх зусиль, щоб Бюро в принципі запрацювало.

Please follow and like us: