Головна > Ні дискримінації та насиллю > Стыд, вина и виктимность

Стыд, вина и виктимность

Одним из основных способов изменения статуса для жертвы является обращение за помощью. Соответственно, агрессоры делают все, чтобы не допустить этого. Помимо общеизвестного обрыва социальных связей и изоляции, важную роль в процессе перекрытия возможных каналов помощи играет пробуждение в жертве стыда и вины, которые не позволяют – при наличии реальной возможности – попросить поддержки у других людей, даже у родных и близких. В сознание внедряется мысль, что жертвой быть постыдно и/или что жертва сама виновата в случившемся.

И здесь важно понимать, на чью мельницу льют воду глубокомысленные рассуждения в духе “взрослый человек сам несет ответственность за все, что с ним происходит”; “мир возвращает нам то, что мы в него отправляем”; “зрелая личность по определению не может попасть в ситуацию насилия” и т.д. Истина в том, что нет никаких специфических “виктимных личностей” – ни на уровне взрослых, ни на уровне детей. В роли жертвы может оказаться кто угодно – зрелая личность/ доверчивая простушка/ инвалид 3-й группы/ мастер спорта по плаванию/ топ-менеджер/ швея-мотористка высшей категории/ пенсионерка/ школьница/ умная/глупая/деревенская/городская/отлично социализированная/социофобка/ красивая/уродливая и так далее, сколько фантазии хватит.
Жертву делают таковой не ее личностные особенности, а наличие насильника.

В свою очередь насильника делают таковым не “подростковые фрустрации” и не “детские травмы”, а вседозволенность. Ничто так не способствует распространению насилия – во всех формах – как отсутствие немедленного и чувствительного наказания. И наоборот: там, где действия насильника/агрессора моментально пресекают – “цветы зла” вянут, не успев распуститься.

Таким образом, насильник унижает, оскорбляет, топчет морально, бьет физически свою жертву потому, что у него есть такая возможность. Как только возможность исчезает, происходит чудо: он внезапно находит возможность “решить свои проблемы” цивильными и цивилизованными методами, или, еще чаще, оказывается, что никаких проблем нет.

Кто должен останавливать и карать насильника? А кто должен останавливать и карать вора-карманника, фальшивомонетчика или наркоторговца? Государство в лице соответствующих институтов. Концепция общественного договора известна с 17 века, и ничего нового с тех пор не придумано: мы отдаем государству часть наших прав (в том числе право вершить суд) и часть денег (налоги), в обмен на защиту и гарантию безопасности. Да, далеко не каждое государство честно выполняет свою часть договора, но к самооценке жертвы это не должно иметь ни малейшего отношения. Наша личность неприкосновенна, независимо от того, живем мы в Исландии или в Сомали, и если наши права нарушены, стыдно должно быть не нам. Что до вины, то если на женщину в, о ужас, короткой юбке напали на улице, вина за случившееся лежит а) на преступнике; б) на государстве, не способном обеспечить безопасность улиц, и длина юбки здесь не при чем. Если ребенка избили одноклассники, виноваты а) организаторы и исполнители избиения; б) администрация школы, и прежде всего – классный руководитель, и личные свойства ребенка здесь не при чем. Любой, кто предлагает жертве “подумать, что она сделала не так” – либо попаданец из древнейших времен, когда про права человека слыхом не слыхивали; либо манипулятор, играющий на стороне агрессора; либо дурак. В любом случае искренне желаю ему как-нибудь получить по роже неожиданно и беспричинно, но не в целях перевоспитания (я давно не верю в сказки), а так – ради восстановления гармонии :).

©

Please follow and like us:
error