Головна > Правова допомога > Родительские права женщин, употребляющих наркотики. Время действовать!

Родительские права женщин, употребляющих наркотики. Время действовать!

В июле 2018 года Глобальная комиссия по ВИЧ и Законодательству выпустила дополнительные 30 рекомендаций[1] для обеспечения эффективных и устойчивых мер в области здравоохранения в соответствии с универсальными обязательствами в области прав человека. В секции «неудобные матери» отдельное внимание уделяется проблеме ограничения родительских прав женщин из уязвимых групп в контексте ВИЧ, в том числе употребляющих наркотики.

Воздействие гендерного неравенства на женщин, употребляющих наркотики, усиливается воздействием репрессивных правовых рамок. И наоборот, структурное гендерное неравенство препятствует разработке эффективной наркополитики, которая адекватно понимает и учитывает права женщин, употребляющих наркотики.

Треть всех людей, употребляющих наркотики, составляют женщины и девочки, но только одна пятая из них получает лечение[2]. Жизненные реалии женщин, употребляющих наркотики и живущих с ВИЧ, усугубляются плохим доступом к услугам по охране материнского здоровья и другими нарушениями прав человека, включая принудительный аборт и стерилизацию; лишение родительских прав, независимо от способности их реализовывать. Женщины сталкиваются с бОльшими барьерами, чем мужчины, в доступе к услугам по лечению и реабилитации от наркозависимости, поскольку дизайн услуг часто не соответствует их приоритетам и потребностям женщин[3].

Доставшиеся с советским наследием статьи семейного кодекса о лишении родительских прав на основании «хронического алкоголизма и наркомании» и их воплощение на практике службами по защите детей, опекунскими советами, и т.п. забирают у женщин возможность реализовывать свое право на здоровье и родительские права одновременно. Эта дискриминационная норма, так называемая узаконенная стигма, встроенная в законодательства стран, является причиной отказа от обращения женщин в существующие программы ОЗТ и другие медицинские службы.

«После развода муж через социальные службы опеки инициировал сбор документов о том, что я нахожусь на заместительной поддерживающей терапии (ЗПТ). Когда я употребляла уличные наркотики, он не мог доказать, что я являюсь наркоманкой. Потом, когда я начала принимать ЗПТ, ему удалось взять справку в наркодиспансере о том, что я состою на наркоучете. Комиссия совета опеки при исполкоме определила место проживания нашего ребенка с отцом. По сути, мое лечение ЗПТ – это была единственная причина, по которой они так решили. У меня было жилье, были все условия для содержания ребенка. Перед заседанием комиссии мне был задан вопрос: «Давно ли вы являетесь наркозависимой?».» – Участница программы ЗПТ, Лисичанск, Украина

Согласно данным “Легалайф-Украина”, секс-работницы, имеющие детей, не обращаются в программы ЗПТ из-за страха быть лишенными родительских прав и запугиваний со стороны правоохранительных органов и государственных социальных работников[4]. Таким образом они остаются в особо маргинализированном и уязвимом положении.

Шантаж, запугивание и давление с использованием детей – это повсеместная практика для принуждения к «сотрудничеству» женщин, употребляющих наркотики сотрудниками правоохранительных органов[5].

Исследование среди женщин, употребляющих наркотики в Эстонии, проведенное силами сообщества ЛУНЭСТ при поддержке Канадской юридической сетью по ВИЧ/СПИДу и Евразийской ассоциацией снижения вреда послужило основой для параллельного отчета в Комитет по экономическим, социальным и культурным правам (КЭСКП)[6]. В отчете особое внимание уделяется лишению или ограничению родительских прав[7], в частности указывается на то, что службы защиты детей часто используют те же методы, что и полиция, и часто становятся одним из основных препятствий для доступа к эффективному лечению наркозависимости, включая ОЗТ, для женщин с детьми. Действуя как полиция, представители служб защиты детей не связаны никакими процедурными правилами. Пытаясь защитить интересы ребенка, они посещают наркозависимых родителей для проверки условий жизни ребенка. Но, в отличие от полиции, они проводят обыск дома без ордера. В разговорах с соседями, они часто раскрывают конфиденциальную информацию о ВИЧ-статусе и/или наркозависимости родителей ребенка.

В некоторых случаях под давлением службы женщины были вынуждены подписывать документы, в которых выражали «желание» ограничить свои родительские права.

«…они сказали, что либо мой ребенок отправляется в сиротский приют, либо они оставляют его у бабушки и дедушки, если я напишу отказ. Ну, я написала отказ. В тюрьме я поняла, что сделала. Я подала апелляцию. Затем было судебное заседание. В суде они отняли у меня Сашу, и моя мать стала его временным опекуном, а я оставалась в тюрьме. Я вышла из тюрьмы в возрасте 26 лет. Они сказали моему сыну, что я умерла». – Женщина, употребляющая наркотики, Йыхвы, Эстония

Сотрудники Фонда Андрея Рылькова, Москва, Россия, сообщают, что отнятие детей у их клиентки – женщины, употребляющей наркотики – происходило с явными нарушениями и неправомерностями[8]. В протоколе детей указали как безнадзорных. Хотя они не были таковыми. Представители полиции просто не дали матери, в момент задержания, вызвать тех, кто мог бы посидеть с детьми. Таким образом, дети были объявлены безнадзорными и представители опеки смогли беспрепятственно забрать их.

«…Представители опеки сперва сами же обещали, что напишут ходатайство, они же и уверяли, что никаких усыновителей не будет, потому что я хорошая мама и меня очень любят дети.  Обещали обязательно сказать об этом на суде, чтобы я смогла восстановить права. Но когда появились усыновители, у них резко поменялось отношение ко мне – видимо, люди, которые ходят к моим детям, уже дали им денег.» – Женщина, употребляющая наркотики, Москва, Россия

Все вышеуказанные исследования и примеры подтверждают, что проблема нарушения в регионе родительских прав по отношению к женщинам, употребляющим наркотики, во многих случаях поддерживается существующими законодательными нормами и правилами. Изменить существующую ситуацию, можно только объединив усилия гражданского общества, государства, международных организаций для того, чтобы родительские права всех женщин, в том числе употребляющих наркотики, были защищены одинаково эффективно.

Рекомендации Глобальной комиссии по ВИЧ и Законодательству  должны использоваться правозащитниц\ками по всему миру для устранения правовых барьеров, которые препятствуют женщинам, употребляющим наркотики, реализовывать родительские права, также как и все права человека.

Автор: Светлана Мороз, Председатель правления Евразийской Женской сети по СПИДу

Источник

Please follow and like us: